Главная, Новости — Август 4, 2016 в 15:02

Наталья Карапыш: «Мне интересно пробовать все!»

mjM_0XhbOkQ

Актерское выступление на сцене требует огромного мастерства, но работа с публикой “в поле” может быть еще более сложной задачей. Ведь одно дело, если вам нужно быть в образе час, и совсем другое дело, когда вы играете целый день, и не по сценарию, а реагируя на окружающее действо и импровизируя.
Качественные средневековые театры на реконструкторских фестивалях все еще большая редкость. Вроде бы и мероприятий много, и музыка антуражная есть, конкурсы, ярмарки, турниры, парады, но театров мало, а уличных и подавно. Поэтому пропустить Наталью Карапыш с ее Рейнеке-театром мы не могли никак. Наталья оказалось очень красноречивой и рассказала нам подробно о своем занятии.

— Расскажите немного о себе. Как пришли в реконструкцию и как потом начали заниматься своим нынешним делом?
В театре, да и во всех сферах жизни, меня уже много лет зовут Талиной, представлюсь так и вам. Я — руководитель уличного театра «Рейнеке», а мастерству училась в театре «Странствующие куклы господина Пэжо» (Санкт-Петербург). Работала там много лет и получила огромный опыт игры в маске и интерактивной игры со зрителями.
В вашем вопросе подразумевается путь из реконструкции в нынешнее дело. А для меня порядок оказался не таким. Сначала я пришла в исторические танцы и театр маски, а затем соприкоснулась с реконструкцией. И поэтому изначально воспринимала ее через призму игры: с людьми и предметами, с символами и с атмосферой вокруг себя. Работа интерактивного актера особенная, в ней невозможно оставаться на одном месте. Причем во многих смыслах. Она меняет тебя — скорость восприятия и реакцию на происходящее здесь и сейчас, меняется взгляд на мир. Мне в Таллине один человек сказал: когда ты надеваешь маску, у тебя меняется взгляд,такое ощущение, что ты видишь больше, чем другие люди. Еще интерактивный персонаж должен быть в несколько раз быстрее и подвижнее всех остальных. Когда за тобой гонится разъяренный оруженосец, надо успеть и все платки с земли собрать, и паузы сделать, чтобы отыграть на зрителя, и ноги, честно говоря, тоже надо успеть унести. И, конечно, развивается способность оценивать площадку, на которой происходит событие, понимать, в каком месте и в какой мере необходимо сейчас твое участие — к одному месту точно не прирастешь.

PDe1U3w-hr0
Про Лису свою любимую я могу рассказывать долго и с упоением, совместных приключений было немало. Одно появление этой маски и хвоста — отдельная история. Родом маска из Швеции, куплена мною на острове Готланд во время средневекового фестиваля. Бродячая жизнь означает, что все нужное всегда с собой, вот и маска всегда была на поясе — всего несколько секунд, чтобы ее надеть — и появляется персонаж. А хвост мне подарил случайный зритель, хозяин кафе, рядом с которым я выступала: подманил к себе — я оробела, думала, ругать станет — и привязал лисий хвост к ремню. Теперь это моя постоянная забота — оберегать хвост от посягательств, уже и глаза на затылке появились.
Лису вывозить на фестивали я начала в прошлом году. Сначала это был сольный проект, сейчас разросся до уровня шутовской шайки: у Лисы в компаньонах появились Петух Шантеклер (тоже масочный персонаж) и несколько друзей-шутов.

— В чем заключается ваша работа на фестивалях?
Интерактивный персонаж на фестивалях, как маргинальный рисунок в рукописях: обрамляет основное действие, добавляя ему яркости и связности, выводит за привычные рамки, обескураживая и смеша своей непредсказуемостью. Лиса может заполнять паузы в официальной программе, ассистировать ведущему, сопровождать представляемые публике команды, развлекать и тормошить зрителей в «слепых зонах», там, где плохо видно официальное представление и на переходах между площадками. Что взрослые, что дети — со всеми можно найти общий язык, несмотря на то, что мой персонаж общается только фонемами, а не словами.

mnJqddc_iI8

— Как часто вы принимаете участие в мероприятиях и какие мероприятия предпочитаете?
Это мой основной вид деятельности, поэтому старюсь обеспечить себя регулярными выездами на исторические или театральные фестивали, а в межсезонье работаю с дружественными коллективами в творческих проектах и на разнообразнейших мероприятиях. Средневековую тему я выделяю и предпочитаю многому другому. Формат фестивалей самый разный. Мне все интересно попробовать. Многодневный фестиваль, например, Неделя Средневековья в Висбю или «Времена и эпохи» — это означает, что я живу персонажем, это не работа от звонка до звонка, когда сняла маску — и я обыватель. Однодневный фестиваль, как организуемые «Доблестью веков» турниры, означает, что я ношусь, как электровеник, по всей территории, уделяя особое внимание происходящему на ристалище.

BnGaGshJOXA

Необычным и новым опытом для меня стал формат Old Tallinn Cup с непрерывным многочасовым потоком профбоев. Там возможность и для «разогрева» собирающейся публики перед официальным началом, и для шутовских перебивок между боями, и шанс покомандовать на торжественном шествии толпой рыцарей, не попадающих ногами в такт музыке, и взбодрить интерактивом, зрителей, разомлевших от долгого стояния на солнце. А вообще я вас обманываю, я только и делала, что весь день с азартом следила за происходящим на ристалище и наслаждалась брутальной красотой.
Что не люблю на фестивалях — так это быть привязанной лишь к одному месту или интерактив по строгому сценарному плану

— Расскажите немного о вашем самом любимом выступлении?
Самым любимым выступлением, назовем это так, у меня на данный момент неизменно оказывается один эпизод из моей бродячей жизни на Готланде, когда Лиса решила пролезть зайцем на концерт Koenix, проходящий в развалинах готического собора. Вход в собор перегорожен решеткой, у замка с суровым видом стоит средневековый контролер, а под боком у него длинная очередь из тех, кто терпеливо ждет освободившееся местечко на концерте. Итак, вечер, за стеной восторженный рев толпы, под стеной толпа страждущих, а Лиса бежит случайно мимо. В ход пошли уговоры, подлизывания, скандалы, умасливания, торг, обращение к свидетелям, попытка, под финал, подкупа курицей — на все это неизменно слышала «Nej», сказанное с неприступным и довольным видом. Когда же я удалилась. свернув в отчаянии резиновой курице шею, за спиной раздались аплодисменты от охранника и очереди. Обе стороны получили огромное удовольствие от процесса.

Наталья даже во время разговора, кажется, была в образе, наверное, поэтому, у нее так выходит играть на фестивалях. Уличные театры предают особый антураж любому мероприятию, не удивительно, что Рейнеке-театр Натальи Карапыш пользуется популярностью. Кстати в эти выходные вы могли наблюдать выступление Натальи на фестивале “Битва на Неве”.

7GcpzD-bFXI

Автор: Игорь Омельянчук

Comments are closed